Cпикерская Сьюзен Пибоди, основательницы LAA

1 Сегодня я в числе выживших. До того, как я начала выздоравливать, я была зависимой. Наркотиком моего выбора были романтические отношения. Эта беда подкралась ко мне незаметно. Вначале это казалось невинным увлечением — я просто искала любви. Позже процесс вышел из-под контроля. Всё началось, когда мне было около 10 лет, и я впервые начала влюбляться. Моим первым избранником был мальчик по имени Алан. О, как я любила его. Я была уверена, что он воплотит в реальность все мои заветные мечты.

2 Алан смущался и злился на то, что я проявляла к нему такой пылкий интерес. Он запретил мне писать его имя на школьных учебниках. Когда я проходила мимо его дома, он кидал в меня камни. Я до сих пор чувствую раны от этих бомбардировок. Я плакала от унижения, но даже это не отбивало у меня охоту продолжать.

3 Каждый день я приходила в парк, чтобы полюбоваться, как Алан играет в бейсбол. В школе на переменах я прокрадывалась в гардероб и надевала его куртку. Мне хотелось прикоснуться к его вещам, ощутить аромат его присутствия. Я вела дневник и писала там о своих чувствах к Алану. День ото дня я описывала горьковато-сладкий вкус боли от неразделённой любви, в надежде, что когда-нибудь Алан ответит мне взаимностью.

4 В последующие годы я продолжала увлекаться. Схема была одной и той же: я влюблялась и была уверена, что именно этот парень, и только он может сделать меня счастливой. Я чувствовала себя такой бессильной, даже беспомощной. В конце концов, от этого непреодолимого желания быть с кем-то, кого я не могла заполучить, я стала болеть эмоционально и физически. Потом, когда боль стала невыносимой, одержимость исчезла и я нашла человека, которым могла восхищаться, сохраняя дистанцию.

5 Мои институтские годы не были счастливыми. Я молилась о свидании хоть с кем-нибудь. В один прекрасный день это, наконец, случилось: один парень пригласил меня, и я согласилась. Я настолько сильно волновалась, что всю ночь готовилась и примеряла наряды. На следующий день в школе мальчики ржали надо мной, а вечером мне сообщили, что приглашение было шуткой. Я была так смущена, что хотелось умереть.

6 Когда мне было 19 лет, я стала совсем отчаянной в желании обрести отношения, и была готова на всё ради того, чтобы начать встречаться с кем-нибудь. Конечно, я не чувствовала себя достаточно привлекательной, чтобы привлечь кого-то, кто мне действительно нравится, и я была слишком нетерпеливой чтобы ждать кого-то подходящего, поэтому я вовлеклась в отношения с первым же человеком, проявившим ко мне интерес.

7 Прогуливаясь по улицам Сан-Франциско я встретила Рея (имя изменено). Я находилась в районе Хайт Асбури, известном обилием хиппи. Рею было 25, он не работал и жил с матерью. Я начала проводить с Реем много времени и через несколько месяцев забеременела. Я решила обратиться в программу государственной помощи для неблагополучных семей и найти нам с Реем жильё. С этого момента я начала опекать Рея. Я платила по счетам, покупала ему одежду и давала деньги на наркотики.

8 Рей относился ко мне с пренебрежением, и я принимала это. Я была убеждена, что наличие в моей жизни мужчины далось мне очень дорогой ценой, поэтому я стойко терпела любые страдания. Рей пользовался этим. Он приходил домой только когда сам того хотел. Он не проявлял ко мне любви. Мы даже практически не разговаривали, он лишь указывал мне, что делать. Он забирал все мои деньги кроме тех, что шли на оплату счетов. Иногда я пыталась отложить какую-то сумму на чёрный день, но потом Рей впутывался в какую-нибудь передрягу с азартными играми или наркотиками и умолял дать ему денег. Он говорил, что человек, которому он должен, убьёт его, если он не вернёт деньги. Я так и вижу его плачущим и умоляющим меня спасти ему жизнь. Конечно же, я всегда сдавалась. Я чувствовала себя ответственной за Рея.

9 Я также терпела от него много вранья. Я вообще не представляла себе, как могло бы выглядеть доверие. Обычно он лгал мне насчёт других женщин. Говорил мне, что не изменяет, хотя постоянно делал это. Где-то глубоко внутри я понимала, что происходит, но я хоронила подобные мысли внутри головы, боясь сказать Рею что-то, из-за чего он мог бы меня бросить.

10 Конечно же, я хотела от отношений большего, чем получала. Но я была слишком напугана, чтобы просить об этом. Поэтому я просто плакала, когда Рей забывал о моём дне рождения. Когда он не ночевал дома, я всю ночь часами лежала в постели, свернувшись калачиком, в ожидании звука подъехавшей машины.

11 Несмотря на мою зависимость от этих отношений, несколько раз я пыталась выпутаться из них. Помню, как спустя полгода жизни с Реем я хотела уйти от него. Когда я сообщила ему об этом, он очень расстроился. Он сказал «Видимо, ты получила то, чего хотела, и теперь готова двигаться дальше, а меня просто оставить позади». Я испытала вину, когда он сказал это, и осталась с ним, чтобы не ранить его чувства. Я проецировала свой страх отвержения на него и полагала, что он не выживет, если я уйду.

12 Позже в отношениях я снова думала о том, чтобы оставить Рея, но чувствовала себя виноватой, что больше не буду финансово поддерживать его. Я знала, что Рей зависит от меня. Мне было страшно завершить эти отношения ещё и потому, что я знала – это заставит меня встретиться со страхом одиночества и отказаться от своей роли опекуна. Больше всего меня пугала перспектива встретиться лицом к лицу с эмоциональной болью от разрыва отношений, поэтому я всё откладывала это в надежде, что мои страдания когда-нибудь закончатся.

13 В другой раз, когда я попросила Рея уйти, и он начал собирать вещи, я запаниковала и опомнилась уже когда умоляла его остаться – как ребёнок умоляет мать не оставлять его одного в темноте. В этот момент мой страх отвержения взял надо мной верх, и я была готова на что угодно лишь бы избежать этой паники, охватившей моё сердце.

14 Хотя казалось, что я никогда не смогу выйти из этих отношений, в конце концов я влюбилась в другого человека и решилась попросить Рея о разводе. К сожалению, он не был готов потерять меня. Когда я сообщила ему о своём намерении уйти, он прижал к моему горлу нож и угрожал убить. Потом он избил меня и запер в доме. Он говорил «Я знаю, что ты всё ещё любишь меня, просто признай это». После трех дней я согласилась остаться с Реем, и он тут же успокоился. Потом я сказала «Рей, время готовить обед, мне нужно прикупить кое-что для этого в магазине». Рей согласился отпустить меня, и я быстро выскользнула за дверь. Как только я оказалась в безопасности, я добралась до телефонной будки и вызвала полицию. Полицейские сказали Рею покинуть дом, и он ушёл.

15 Человек, с которым я вступила в отношения после Рея, был немногим лучше, и те отношения тоже распались. После этого я вовлекалась в ряд краткосрочных отношений, каждые из них были похожи на те, которые были у меня с Реем. Все эти отношения окончились крахом, потому что я была слишком эмоционально нестабильной, чтобы выбрать подходящего партнёра, а если даже это удавалось, я не могла поддерживать отношения из-за своей потребности в одобрении, низкой самооценки и страха отверженности. Поэтому, по истечении нескольких лет, моё голодное сердце оставалось неудовлетворённым, и это толкало меня на ещё более отчаянные поиски любви.

16 Все эти годы нескончаемых поисков любви я мало заботилась о своих детях. Китланд и Рэнди (имена изменены) были важны для меня в промежутках между отношениями. Я готовила им еду, стирала одежду, водила в школу, состояла в волонтёрской Ассоциации Родителей-Учителей (ассоциация родителей в Америке, принимающих активное участие в учебном процессе и школьной жизни ребёнка — прим.перев.), посещала школьные спортивные мероприятия и заботливо накрывала их одеялом по ночам. Но как только у меня появлялся бойфренд, всё менялось. Мне стыдно признаваться в этом, но я действительно приводила в наш дом мужчин, с которыми едва ли была знакома, и они оставались у нас на долгий срок, и становились для меня важнее, чем дети.

17 В конце концов, все эти токсичные отношения и моё чувство вины за пренебрежение к детям взяли верх и моё здоровье начало разрушаться. У меня образовался слизистый колит и повышенное давление. Я пребывала в хронической депрессии и чудом выжила в двух автомобильных катастрофах. Первая произошла из-за того, что я плакала за рулём и почти не видела дорогу, а другая — потому что я ушла в фантазии и не следила за тем, куда иду. В конце концов, когда очередные отношения разрушились, мне было настолько больно, что я выпила пузырёк аспирина.

18 В 1982 году мой отец скончался. Накануне я спросила моего бойфренда, могу ли я воспользоваться машиной, чтобы навестить отца. Он отказал, и я не поехала. А отец умер, и я оплакивала его. Увидев меня в слезах, мой бойфренд тут же заехал мне в глаз. Думаю, он воспринял мои слёзы как мою попытку заставить его чувствовать себя виноватым. Так что на похоронах я сидела с фингалом под глазом, размышляя, во что превратилась моя жизнь.

19 В день похорон я пошла на работу. Мне хотелось быть «маленьким смелым солдатом». Напротив меня сидел сотрудник по имени Барри. Его не так давно посадили за соседний стол, после того как офисный управляющий без какой-либо логичной причины решил, что всех нужно пересадить на новые места.

20 Было около 16 часов, когда я подняла глаза от печатающей машинки и столкнулась взглядом с Барри. Мне стало любопытно, я решила, что раз Барри смотрит на меня, значит он неравнодушен к моей ситуации – возможно, он мне сочувствует. Это было радостной вестью для человека, который чувствует себя невидимым и нелюбимым. Я была рада любому вниманию, которое могла заполучить.

21 После этого я стала останавливаться возле стола Барри чаще. Прошло совсем не много времени, и я влюбилась. В конце концов, я спросила Барри, не хочет ли он сходить куда-нибудь. Он очень любезно ответил, что уже встречается кое-с-кем. Меня это не смутило, хоть я и испытала опустошение. В ту же минуту я решила во что бы то ни стало соблазнить его. Так, в мгновение ока, начались мои последние токсичные отношения перед тем, как я обрела новый путь жизни.

22 В мой план по соблазнению Барри входило сбросить вес и стать настолько привлекательной, чтобы Барри просто не смог устоять передо мной. Я полагала, что большая часть мужчин слабы во всём, что касается секса. За следующие несколько месяцев я сильно похудела и тратила все деньги на сексуальную одежду. К сожалению, мой план не сработал. Барри оставался моим другом, и ничего более.

23 Надо отдать ему должное, Барри, никогда не поддавался моей одержимости быть с ним. Напротив, он только старался помочь мне преодолеть депрессию. Он ни разу не упомянул моё злоупотребление алкоголем, которое к тому моменту уже переросло в алкоголизм, или мою вышедшую из-под контроля диету.

24 Однажды я сидела у Барри в офисе, очень подавленная, и вдруг заплакала. Я повернулась к нему и спросила: «Барри, человек может умереть от одиночества?». Я думала, он скажет мне прекратить жалеть себя, но вместо этого он посмотрел с таким сочувствием, повернулся ко мне и сказал «Да, от одиночества можно умереть. Мне лично знакомо это». Я уставилась на него в оцепенении, потому что за все эти месяцы, что я изливала ему свою душу, он ничего не рассказывал лично о себе. В конце концов, после долгой паузы, он произнёс «Сьюзан, я думаю, тебе нужно обратиться к людям, которые тебя поймут». Вот оно. Никаких предостережений относительно употребления алкоголя или навязчивого истощения себя диетой – лишь простое «обратись за помощью».

25 Я не приходила к Барри несколько дней после этого. Когда мы увиделись, он спросил, обратилась ли я за помощью. Я взглянула на него и выпалила «Нет, я боюсь быть исцелённой». Я сама удивилась своим словам. Барри же только засмеялся. И лишь годы спустя я осознала, что стала зависимой от боли – депрессии, жалости к себе, страданий. Это была ниточка, на которой я висела, и боялась отпустить. Я начинала нервничать от одной мысли о счастье.

26 В конце концов, я нашла помощь. Я пошла на группу поддержки. Сначала я не думала, что моё поведение стало неконтролируемым, но когда координатор объясняла мне, как работает программа, что-то из её слов привлекло моё внимание. «Тебе нужно будет научиться просить о помощи», — констатировала она. «Это не про меня», — сказала я самой себе с уверенностью одинокого и упорного выживальщика, — «я могу сама о себе позаботиться».

27 Около года я посещала группу поддержки, когда Робин Норвуд опубликовала свою книгу «Женщины, которые любят слишком сильно». Само собой, я нашла там множество своих моделей одержимого поведения. Я с энтузиазмом начала искать группу поддержки по этой книге. К сожалению, в своём районе я такой не нашла. Тогда я решилась самостоятельно организовать группу для женщин, которые хотели бы разбираться с вопросами, затронутыми Робин Норвуд. Хорошей идеей оказалось стимулировать собственное выздоровление и в то же время предложить другим женщинам возможность
развернуть ход их жизней.

28 Через год после того как группа начала собираться, я прошла примерно милю по тропе выздоровления (по графику из книги Робин Норвуд). Я обрела желание преподавать другим идеи о «болезни слишком сильной любви». Вооружённая преподавательским удостоверением, я хотела быть полезной для помощи другим и поддерживать всех моих друзей. Я обратилась к директору местного ВУЗа. Он был в восторге от общей концепции моих идей, более того, он вдохновил меня выйти за рамки вопросов, рассмотренных в книге Робин Норвуд. Он также хотел бы включить в учебную группу мужчин.

29 Воодушевлённая мыслью о преподавании, я на время отложила книгу Робин Норвуд и обратилась к другой литературе, посвящённой одержимому поведению в отношениях. Безусловно, это стало огромным и полезным опытом для меня. Я была потрясена, когда обнаружила так много написанного о любви, одержимости и зависимости. Ещё в 1840-ых годах в книге «Дело любви» Кьеркегор писал о «пристрастной» природе романтической любви.

30 Как только я накопила множество профессиональной информации о любви и зависимости (в дополнение к тому, что узнала из собственного опыта и опыта других женщин в моей группе поддержки) я начала готовить план собственного учебного курса. Моей целью было ясно и сжато выразить основные идеи, представленные другими авторами, и дополнить это собственными соображениями — я имею в виду, анализом собственного опыта.

31 Когда в конце концов появилось то, что я считала моделью курса о любовной зависимости, я начала преподавать в своей первой учебной группе. Это было так волнительно, и по откликам моих студентов удалось действительно прояснить и скомпилировать ценную информацию об очень серьёзной проблеме.

32 Сегодня я продолжаю помогать другим зависимым от любви. В 2006 году я отметила 24 года своего выздоровления. Я счастлива сейчас больше чем когда-либо, и с удовольствием помогаю другим в их собственном выздоровлении.

33 Такова моя история. Как я сказала, я выжила в болезненном расстройстве. И хотя мне бывает стыдно за то, что я творила во имя любви, я горжусь тем, как далеко продвинулась за последние 24 года. Если вы тоже страдаете от любовной зависимости, я надеюсь, что моя история вдохновит вас на изменения и достижение светлого будущего.

(перевод Марии)